«Указ об учете принадлежащего евреям имущества» | 1938 год

Ликбез

Закон был принят через несколько недель после аншлюса, аннексии Австрии нацистской Германией. 26 апреля 1938 года вступил в силу изданный гитлеровским правительством «Указ об учете принадлежащего евреям имущества», который обязывал всех евреев Германии и Австрии регистрировать любую собственность или активы стоимостью более 5 000 рейхсмарок, что на тот момент составляло около 2 000 долларов. Абсолютно всё, включая мебель, картины, недвижимость, драгоценности, акции, облигации — ничто не могло быть исключено из составляемого реестра. К 31 июля того года немецкая «машина учета» собрала документы об имуществе 700 000 евреев на сумму 7 миллиардов рейхсмарок. Все было готово для санкционированной государством кражи, которая стала частью политики «арианизации», то есть насильственного изгнания евреев из экономической и общественной жизни страны.

Фото. Вена 1938 год, еврейский магазин
Еврейского магазина в Вене с антисемитскими лозунгами

По мере того, как оккупированная нацистами территория увеличивалась от Австрии до Польши и всей Восточной Европы, росло и число еврейских семей, имущество которых попало в реестр нацистов. Евреи сталкивались с дискриминацией и до апрельского указа 1938 года, но именно он стал предвестником полного и окончательного исключения евреев из немецкой экономики.

Когда Адольф Гитлер впервые пришел к власти в 1933 году, экономика Германии все еще находилась в тяжелой депрессии. Благодаря «Закону о чрезвычайных полномочиях», предоставившему ему и его министрам весь законодательный контроль, Гитлер взял на себя обязательство проводить две основные экономические политики: военное вооружение и автаркия, то есть экономический режим самообеспечения страны. Стояла задача возрождения немецкой экономики и военной машины, но даже когда финансовое положение страны восстановилось, Гитлеру потребовалось ещё больше денег для армии. В связи с этим было создано фиктивное частное предприятие для обеспечения долговых обязательств. Каким-то образом эти фальшивые «деньги» нужно было сделать настоящими, чтобы различные государственные структуры, преимущественно военные, имели капитал необходимый для функционирования, не разрушая при этом экономику, и вот тут-то в игру вступило еврейское богатство.

Финансовую схему разработал глава Рейхсбанка Шахт. В 1933 году была создана фиктивная фирма для выпуска векселей Metallurgische Forschungsgesellschaft (сокращенно: МЕФО), совладельцами которой считались четыре немецких концерна: Siemens, Gutehoffnungshütte, Krupp и Rheinmetall. Процент по векселям составлял 4%, то есть больше, чем у любых других бумаг такого типа. Фактически они играли роль денег, но формально считались векселями частной фирмы, в официальную статистику эмиссии денег не включались. Поскольку одновременно нацисты ввели ограничения на международные финансовые операции, за границей просто не заметили появления этих векселей.

Гитлер исповедовал яростную форму антисемитизма, которая давала немецким гражданам врага, вокруг которого можно было сплотиться. Он возлагал на евреев ответственность за военное поражение Германии в Первой мировой войне, а также поощрял веру в то, что евреи разбогатели за счет кражи у арийцев. Более того, нацистская идеология считала евреев особенно богатыми гражданами Германии, несмотря на то, что большинство еврейских семей относились к среднему классу. Указ 1938 года не только должен был вернуть богатство нееврейским гражданам Германии, но и должен был побудить евреев покинуть страну, что было еще одной целью Гитлера на тот момент. Решение о массовом уничтожении евреев, известное как «Окончательное решение», будет принято только через несколько лет, в конце 1941 года.

После составление реестра имущества, проведенного в апреле 1938 года, евреи столкнулись с растущим числом экономических законов, целью которых было лишение их средств к существования. Они теряли пособия и всяческие налоговые льготы, независимо от уровня доходов их перевели в самую высокую налоговую категорию. Многие еврейские фирмы были ложно обвинены в уклонении от уплаты налогов, начиная аж с 1920-х годов, их заставили выплачивать «недоимки» по сфабрикованным делам.

Для тех евреев, у которых были средства для выезда из страны, легальная эмиграция означала отказ от 50 процентов денежных активов, а затем обмен оставшихся рейхсмарок на валюту той страны, в которую они направлялись. Но уже к концу 1938 года евреям разрешалось увести из страны эквивалент уже лишь 8 процентов от стоимости их рейхсмарок, фактически это лишало людей финансовой возможности покинуть страну.

Независимо от того, оставались ли евреи в Германии и Австрии или уезжали, они были обречены потерять практически все свое имущество. Чуть меньше половины этих активов доставалось непосредственно немецкому государству. К примеру в национальном бюджете на 1938-1939 годы целых 5 % было получено исключительно за счет конфискованного имущества. Остальные активы (недвижимость, предприятия, товары и т.д.) продавались нееврейским гражданам Германии за гораздо меньшие деньги, чем составляла их реальная стоимость.

Простые граждане охотно участвовали в разграблении еврейского имущества. Когда нацисты уничтожали еврейских жителей на ряде оккупированных территориях, они распределяли его среди местных жителей. Это был способ заручиться поддержкой населения. Простой, но эффективный метод порождал соучастие и общие интересы между оккупантами и оккупированными.

Владельцы предприятий получали ещё большую выгоду. Такие компании как Neckermann (крупнейшая фирма посылочной торговли и предоставления экскурсионных услуг), Evonik (промышленная группа), скупали за бесценок предприятия ранее принадлежавшие евреям. Они и многие другие наращивали активы и становились лидерами своих отраслей, превращаясь при этом в негласных партнеров нацистского правительства. Каждая из этих сделок была законной и тщательно зарегистрированной.

В ходе Холокоста было убито около 6 миллионов евреев. Для выживших возвращение в свои дома было сопряжено с разного рода трудностями. В то время как Франция и Германия предпринимали шаги, чтобы вернуть имущество или в той или иной форме возместить финансовые потери, другие страны не проявляли инициативу при возмещении ущерба. В Австрии, например, правительство не чувствовало себя обязанным выплачивать компенсацию заявителям, поскольку страна считала себя жертвой нацистской Германии. Правительство Нидерландов начало предлагать компенсацию за акции, украденные у евреев во время Второй мировой войны, только в 2000 году, после многолетних призывов к расследованию этого вопроса. В странах Восточной Европы, таких как Польша, Румыния и Венгрия, дела обстояли еще хуже.

*По мотивам публикаций и исследований Гёц Али, Питер Хейс, Мартин Турау, Лиза Сильверман, Лоррейн Буассон

Сам себе управляющий

Оцените автора
Investor.of.BY